Будет ли Россия сверхдержавой как СССР?

20 ноября 2011 в Сахаровском центре состоялись дебаты «Будет ли Россия сверхдержавой как СССР?», организованные Национальной ассамблеей РФ. Заявленный от левой курии Джемаль не смог на них присутствовать, но дал интервью на эту тему.

Гейдар Джахидович, а как бы вы ответили на вопрос: будет ли Россия сверхдержавой как СССР? 

На мой взгляд, ещё до образования СССР Россия стала сверхдержавой, потому что она в противовес существующему мировому капиталистическому порядку предложила миру новый коммунистический проект общественной организации. СССР же, особенно в последние годы своего существования, не был внятным проводником идей этого проекта. Например, Че Гевара говорил, что Советский Союз преследует ту же цель, что и империализм — закабаление стран третьего мира, потому что потребление военной продукции делает их должниками. Он считал, что обращение СССР к высшим задачам, использование подкупающей терминологии — это более гнусный и подлый приём, чем тот, к которому прибегали американцы, откровенно преследующие свою выгоду, извлекающие прибыль от подобных сделок. Однако сегодня мир, действительно, ещё больше чем столетие назад, нуждается в антитезе. Большинство человечества, около четырёх пятых населения мира не устраивает существующее статус-кво. Протестные силы, выступающие против мирового порядка, нуждаются в государстве-покровителе, которое может стать реальной точкой сбора как для простых людей, так и для государственных структур. Россия в силу своего масштаба, мощи, научно-технических наработок может вернуть себе статус сверхдержавы, если предложит альтернативное устройство, приемлемое и для Запада. Теория золотого миллиарда — это миф. Западный человек чувствует себя гораздо более отверженным чем обитатель трущоб Рио-де-Жанейро. Этот бедняк будет счастлив, получив пачку денег, а у европейца в силу его образования и более разработанной и многомерной психической школы больше оснований для негатива. Он не просто предъявляет претензии к небесам, а ведёт поиск более сложного и многообразного ответа. Все они были бы наши.

Учитывая нынешнее состояние российского общества, вы думаете реально России поднять знамя мирового лидера?

Российская духовная почва глубоко пропитана идеями социального равенства, хотя отказ от реализации коммунистического проекта в мировом масштабе произошёл не в 90-х годах, а раньше — в 1934 году, когда Лев Троцкий покинул СССР. Подлинность проекта связана с его именем, но и, безусловно, Ленина. Сталин не собирался продолжать дестабилизацию власти имущих, он стремился вписаться в ареопаг сильных мира сего. Ложь отвратительна, и в отношении него все человечество обманывалось. КГБ карала в первую очередь не либералов-западников, а тех, кто пытался восстановить ленинские принципы. Сверхдержава базируется не на ядерной бомбе, а на моральном преимуществе, которое было у советской России в 20-е годы. Тогда 80% людей смотрели на Москву как на источник надежды. И хотя страна была крайне слабой физически, но идейный фактор сделал её важным игроком на мировой арене. Она смогла навязать другим государствам свои отношения и лоббировать социализм по всему миру. В Россию выстроилась очередь из мировых знаменитостей, таких как Ромен Ролан и Лион Фейхтвангер…

Коммунистический проект устремлён в далекое будущее, он слишком идеален. Может быть, надо строить более приземлённые планы?

Дело не в этом. Наоборот, рациональный проект, аппелирующий к среднему уму, несостоятелен. Всё подлинное иррационально. Это иллюзия, что тот, кто стремится жить выгодно, стоит на твёрдой почве. Это ерунда. Ещё Достоевский писал, что надо руководствоваться не тем, что выгодно, а некими иррациональными импульсами. Если человека посадить во дворец и удовлетворить все его потребности, и ему при этом ничего не надо будет делать — только грызть морковку и размножатся, то он взорвёт эту «золотую клетку» к чертовой матери. Иррациональное отвечает глубокой внутренней правде человека. Вообще история человечества иррациональна, её иррациональное ядро очень хорошо показано у Шекспира. Протест тоже иррационален, но люди, которые способны аккумулировать его должны быть безупречно адекватными, честными, подлинными. В противном случае это окончится всё крахом. Формулировка дебатов, предложенная нацонал-патриотами: выгодно ли жить в великом государстве, на мой взгляд, попахивает политическим мошенничеством. Величие не рассматривается в торгово-потребительском ключе. Выгода — это категория прагматиков, а не романтиков, которые, собственно, делают историю.

А как, на ваш взгляд, Великое государство или Сверхдержава может предложить идею свободы?

Сверхдержава предлагает проект организации, а свобода — это экскурс, который уводит в сторону от государственности. Свобода — это запорожская сечь, это территория, куда хотят все сбежать. Америка в 18 веке предлагала свободу, и все гимназисты и авантюристы стремились туда уехать. Сегодня США — это сверхдержава, предлагающая не свободу, а проект некой структуры общества. Власть, организация — это ось, вокруг которой всё вращается. Экспансия США опирается на силу, и Штаты бомбят по всему своему периметру. Великое государство тоже не имеет отношения к свободе. К свободе имеет отношение проект политического анархизма Петра Кропоткина и Михаила Бакунина. Последний в своей книге «Бог и государство» рассматривает церковь и государство как ярмо для человека. Они представители антигосударственного течения анархо-синдикализма.

А разве невозможен проект глобальной организации, обеспечивающий большую свободу человеку?

Многие политические организации рассматривают мировой порядок как несвободный, угнетающий народы. Джамааты, Красные бригады — это такие кочующие анклавы запорожской сечи, ведущие борьбу с тиранией. Тема свободы в данном случае понимается в стиле Хайдеггера социально-экзистенциальном ключе. Это проекты в основном смысловые, их в принципе невозможно оформить в проект сверхдержавы. Сверхдержава аппелирует к народам и государствам с проектом антикапиталистического способа производства без ростовщичества, с равенством имущественных прав, когда работа осуществляется не во имя прибыли, а для общественного блага и так далее. В противовес мещанской американской мечте, когда главным достижением жизни считается домик с садиком, такой концепт может быть привлекательным для всех народов мира. Его можно осуществить всюду: в Мексике, Бразилии, Ирландии… Он предлагает реальный путь противостояния.

Какой проект способна предложить российская оппозиция в рамках Национальной ассамблеи?

Маркс представлял для кого он пишет свой «Капитал». Он имел в виду партию, которая возглавит пролетариат. Государство, стремящееся стать великим, сверхдержавой, оперирует к другим государствам, её элитам. Это может быть актуально в свете мирового кризиса перепроизводства финансов, что позволяет одной стране мира иметь гиперпотребление. Альтернатива может позволить Бразилии, Индии, Пакистану и другим странам выйти из порочного круга глобализации по-американски. Хочет ли российская оппозиция бросить вызов мировому порядку? Мне кажется, что 80% её представителей хотят лишь войти в эту систему. Антикапиталистический концепт они считают экстремистским и крайне опасным. Они бы хотели использовать протестный момент, чтобы превратить Россию в транзитную зону между Китаем и Европой, и использовать её территорию для строительства железных дорог. Это несерьёзный разговор. Великая страна не может существовать ради мелких периферийных дел. Национальная ассамблея — это площадка антикремлёвской внесистемной оппозиции. Её скрепой является протест против Путина как наиболее активной части тандема. За рамками реализации этой цели, за пределами этой конкретной задачи существуют большие проблемы.

Гейдар Джемаль

Leave a Reply