Электоральный фастфуд

Путин выиграл в первом туре, даже с более «впечатляющим» результатом, чем ожидалось. И ещё позавчера уверенно предсказывалось 51%, ну максимум 53%. То есть корректный минимум для победы в первом туре, о чём, собственно, шла всю дорогу речь. Проблема только в том, что 51% выглядит слишком похоже на то, что могло бы быть на самом деле. Тем, кто рулит из-за кулис избирательным процессом надо было не оставить ни малейшего сомнения в том, что выборы 4 марта — сфальсифицированы. Поэтому Путину накидали невероятные 64%.

В декабре его рейтинг не поднимался выше 39—40% по официальным, а стало быть, завышенным данным. За январь—февраль он мог только понизиться. Сторонники Путина говорят, что позиции главного кандидата в президенты укрепила «Поклонная гора». Большой вопрос! Многие из участников Поклонной скорее всего получили отрицательный заряд политических эмоций. Во всяком случае, разрыв в полтора раза с реалистично оцениваемым рейтингом имеет характер злонамеренной подставы. Можно было бы встать на позицию некоторых наблюдателей, которые считают, что народ, играя каменными желваками, оценил оппозиционную «тусовку» как возврат к ненавистному ’91-му. Поэтому-де подавляющее большинство стеной сомкнулось вокруг «единственного человека, который может спасти Россию от окончательного уничтожения Западом». Комментарии и реляции в таком духе уже изобилуют в рассылках и публикациях.

Только что-то не верится, что народ питает подобные иллюзии.

Во-первых, сегодняшний сценарий проговаривался и был известен ещё полгода — и более — назад. Но этот сценарий был заготовкой, которую системные либералы и «семейные» разработали именно для деконструкции ВВП. Так и рассчитывалось: накидать в первом туре фальшивых голосов в таком масштабе, чтобы сомнений в фальсификации выборов не было, а затем, опираясь на эту очевидность, начать «раскачивать лодку» уже в поствыборный период. Довести ситуацию до ухода Путина аккурат к выборам Обамы. Если бы не существование такого плана, который обсуждался ещё далёким летом, можно было бы поверить, что это Путин административно продавил ситуацию. Но если известно о том, каковы были планы противников Путина, совпадение действительности с этими планами не оставляет сомнений: Владимир Владимирович вошёл в уготованную ему ловушку.

Второй очень серьёзный просчёт комментаторов, поющих осанну возврату Путина, заключается в том, что они с упорством, достойным лучшего применения, настаивают на том, будто бы во всенародном сознании Болотная отождествляется с прозападными либералами-«прихватизаторами». А это не так! Многократно говорилось, что либералы/«семейные» хотят на волне митинговой активности реализовать антикорпоративный реванш и вернуться на спине «улицы» к ситуации 90-х. Но это не значит, что «улица» этого не понимает, что она хочет привести назад к власти «семью», что «улица» обожает поставленный над ней в роли пастухов Оргкомитет. Подавляющее большинство населения относится к ситуации согласно шекспировскому тезису: «чума на оба ваши дома!».

И третье. Пропутинские комментаторы заблуждаются, полагая, что на Болотную и на Сахарова выходит испуганный экономическим кризисом «средний класс». Численно доминантная публика — это бедная студенческая молодёжь, политизированная богема, представители несистемных левых и анархистских движений. Короче говоря, это маргиналы, которые в условиях мегаполиса составляют активное меньшинство. Что такое активное меньшинство в условиях политического кризиса? Это — всё! Массовку, индифферентную или даже консервативную, нужно свозить на автобусах за какие-нибудь мелкие сиюминутные бонусы. Флегматичная масса не является самостоятельным действующим фактором. Активное же меньшинство может послать подальше своих «лидеров», которых власть подкупила, перетянула и прочее, и начать выдвигать руководителей из своей среды, или требовать у оставшихся неподкупленных более радикальных действий. Бедное студенчество всегда было запалом революционного процесса.

Четвёртой ошибкой путинистов является их убеждённость, настоящая или «деланная», в том, что оппозиция может быть только оранжевой, руководиться из «вашингтонского обкома» и преследовать шкурные антипатриотические цели. Демонстрация ролика с походом Немцова, Чирикова и т. д. к Макфолу, — конечно, сильный пропагандистский ход, но проблема в том, что Путин к Макфолу не ходит, он напрямую общается с его хозяевами, будучи игроком внутри империалистического сообщества, в котором России, как и в начале 20 века, отведено служебное подчинённое положение. Ленин в своё время писал, что Россия — это слабейшее звено в империалистической цепи угнетения. Это утверждение остаётся полностью справедливым и сегодня. Конфликт между Путиным и Обамой — это внутрисистемный конфликт, фарсовое «демократическое» переиздание конфликта между «Ники» и «Вилли» в 1914 году (а ведь они приходились друг другу кузенами, чего относительно Обамы и Путина не заподозришь!). Позиционирование Путина как олицетворение антизападного суверенитета России — это тяжёлая демагогия. Просто Путин пытается договариваться, а противостоящие ему либералы сдают сразу всё по движению мизинца. Кому-то может показаться, что между двумя этими позициями есть существенная разница, но оппозиционная часть народа (подчеркнём: народа, а не выступающих перед народом по спискам Оргкомитета) эту разницу не видит.

Путин выиграл по сценарию своих противников. Он как Наполеон взял Москву. Пусть теперь сидит в Кремле и ждёт, когда с ним придут договариваться. В ответ же будет пресловутая «копеечная свечка», которая по сей день служит символом русского ответа на оккупацию.

Гейдар Джемаль

Leave a Reply