Легко ли быть лжесвидетелем?

.

Не рекламировавшийся (можно сказать, почти тайный) визит премьер-министра Ливана Саада Харири в Россию, прибывшего в сопровождении чуть ли не всего кабинета министров, вновь поставил вопрос о «ливанском узле».

Зачем нуждался во встрече со своим российским коллегой сын предыдущего ливанского премьера Рафика Харири, чья гибель в результате теракта перед началом израильской агрессии против Ливана в 2006 году стала материалом для политического скандала, продолжающегося и поныне?

Напомним вкратце ситуацию. Рафик Харири стал премьер-министром после окончания гражданской войны в Ливане как консенсусная фигура, на которую были согласны все участники противостояния. Его руководство основывалось на изменениях, внесенных в 1990 году в конституцию 1943 года (написанную в свое время колониальными французскими властями). Режим, установленный после гражданской войны в Ливане, называется «консенсусная демократия» и основан на деликатном балансе интересов конфессиональных общин, составляющих ливанское общество. Проблема в том, что каждая такая община — это не просто этническая группа внутри маленькой страны, но своего рода политический барометр той части человечества, к которой она принадлежит.

Так, ливанские шииты — это полномочные представители ВСЕХ шиитов мира, сунниты — фокусная группа, представляющая главные тенденции полуторамиллиардной части общемусульманской уммы, католики выходят прямо на Ватикан и отвечают за всех западных христиан на Ближнем Востоке и т. д. Поэтому, хотя Ливан по территории лишь немногим превышает Московскую область, а по населению в несколько раз ей уступает, эта крошечная страна не менее важна для политических судеб мира, чем некогда был Западный Берлин!

Рафик Харири в Ливане представлял французские интересы. Жак Ширак, до того как стать президентом Франции, был топ-менеджером его финансовой компании. Одной из «страшных» провинностей Харири перед американцами была его политика проведения французских инвестиций в Саудовскую Аравию, в которой он как бизнесмен работал до своего премьерства. А американцы, как известно, видят в Саудовском королевстве свой эксклюзивный охотничий заповедник.

Второе «прегрешение» Харири — это его принятие «Хезболлы» как позитивного явления. Правда, это произошло уже ближе к концу правления консенсусного премьера. Харири понял, что вооруженная оппозиция на юге Ливана необходима для стабильности управляемого им государства. Ливанская армия сама по себе не способна гарантировать безопасность и суверенитет страны. Кроме того, не в последнюю очередь по этой причине Харири изменил свое отношение к Сирии и фактически стал посредником в координации франко-сирийских интересов в регионе, в чем были заинтересованы, в частности, саудовцы, но категорически не были заинтересованы США и Израиль.

Уничтожение премьер-министра 14 февраля 2005 года позволяло Западу убить сразу трех «зайцев»: кроме ставшего откровенно неудобным главы правительства была «убита» идея сирийского военного присутствия в Ливане и (так казалось в начале) подорван хрупкий мир между составными частями ливанского общества. Сирия была обвинена (вопреки логике ее собственных интересов) в организации этого теракта, и на волне спровоцированного общественного негодования оказалась вынужденной вывести свой воинский контингент. После этого Израиль по непосредственному требованию Джорджа Буша-младшего начал войну против «Хезболлы», которая окончилась совершенно не так, как израильтянами и американцами планировалось.

Ликвидация премьера дала повод Западу создать международный «спецтрибунал» по расследованию теракта. Никого не смутило, что это было прямое вмешательство во внутренние дела Ливана: изначально «спецтрибунал» должен был проштамповать готовое обвинение против Дамаска. Были арестованы и брошены в тюрьму, якобы за соучастие в подготовке теракта, четыре ключевых ливанских силовика: командующий погранвойсками, глава сил МВД, командир президентской гвардии и начальник контрразведки. Четыре года они томились в тюрьме без предъявления обвинений, подвергаясь непрерывным допросам, и вышли на свободу лишь недавно, когда их невиновность стало уже невозможно оспаривать. Более того, рухнуло и обвинение против Сирии. Дамаск, в свою очередь, потребовал привлечь к ответственности сеть лжесвидетелей, содействовавших американскому заговору против Сирии и Ливана.
Проблема в том, что с самого начала сын Рафика Харири, Саад, был координатором всех обвинений, которые теперь признаются ложными…

Непосредственно после убийства Харири к власти пришел Фуад Сеньора, человек, являвшийся фасадной фигурой и исполнителем всех управленческих решений в интересах Саада Харири и его клана. Именно благодаря содействию Сеньоры стало возможным учреждение «спецтрибунала», чьи следователи повели на территории Ливана оперативную деятельность, не имевшую ничего общего с расследованием теракта и несовместимую с суверенитетом республики. В частности, «спецтрибунал» затребовал закрытые данные по всем элементам инфраструктуры страны: электросетям, газопроводам, линиям связи и т.п. В октябре 2010 два следователя «спецтрибунала» заявились в гинекологическую клинику и попытались забрать архив и каталог, в котором содержались несколько тысяч историй болезни пациенток, но были со скандалом изгнаны. Для полноты картины добавим, что деятельность «спецтрибунала» на территории Ливана незаконна, потому что не санкционирована президентом страны, что является конституционным требованием.

Запад в Ливане не справился со сложной многоцелевой задачей, которую было призвано решить убийство Рафика Харири. Обвинение в причастности к этому черному делу плавно и предсказуемо переходит с Сирии на Израиль. «Хезболла» продемонстрировала видеозаписи перехвата сигналов с израильских самолетов-беспилотников, находившихся в тот период на боевом дежурстве над территорией Ливана: «дроны» с шестиконечными звездами взяли под наблюдение все потенциальные маршруты премьера Харири, а в момент его убийства просто сосредоточились над местом трагедии. «Хезболла» предложила разобраться в этих материалах любой международной комиссии, составленной из компетентных специалистов, ибо участие южного соседа Ливана в ликвидации премьер-министра совершенно очевидно. В Ливане ширится массовое возмущение и самим «спецтрибуналом», и его внутренними пособниками. Сам Саад Харири в ответ на требование Сирии скупо признал, что лжесвидетели в этом деле есть, только не сказал, кто они и кто их главный организатор. Вместо этого он решил приехать в Россию. Судя по всему, ради того чтобы Москва оказала давление на Дамаск, который добивается разоблачения всей подоплеки заговора.

Напомним, что совсем недавно в Ливане побывал президент Ирана Махмуд Ахмадинежад — этот визит прошел в обстановке растущей угрозы нового нападения Израиля на Ливан. Иран тем самым показал, что не останется в стороне и готов взять на себя последствия прямой поддержки Ливана в случае войны. А это сразу выводит масштаб кризиса на международный уровень и автоматически делает Россию его участником, независимо от желания официальной Москвы.

Ливан, таким образом, действительно становится новым «Западным Берлином», напряжение вокруг которого между двумя тогдашними мировыми лагерями грозило перерасти в третью мировую войну. Поддержать Харири против Дамаска будет означать усиление давления Запада на Ливан, а значит, неизбежный рост военной угрозы. Кроме того, это будет неправильно и с моральной точки зрения. В конце концов, что может быть омерзительнее интригана, делающего гибель собственного отца предметом политических спекуляций!

Гейдар Джемаль

Leave a Reply