О трагических событиях в Баку

Во время январских событий 90-го года я был в Баку. Видел своими глазами раздавленные танками автомобили, окровавленный асфальт. В те дни различные группы активистов пытались организовать сопротивление. Помню как грузовик привез людям, строившим баррикаду, железные палки! Это против танков и автоматов… Люди чувствовали себя преданными.

Азербайджанская оппозиция оказалась разительно неготовой к конфронтации с горбачёвской репрессивной машиной. В итоге сопротивление свелось к созданию «Комитета защиты Азербайджана». Центр находился в московском представительстве.

Ныне покойный Фархад Агамалиев взял на себя издание подпольной газеты. Газета называлась «УМИД» («Надежда»). Слабенькое название для газеты сопротивления, но таков был менталитет азербайджанской интеллигенции! «Умид» издавался за пределами Азербайджана и довольно масштабно ввозился в республику в основном автомобильным транспортом. Самое удивительное, что это была продаваемая газета. И её раскупали! Я писал в каждый номер.

До сих пор помню название одной статьи: «Кровавый азан». Когда я в конце 90-го оказался в Мюнхене, то зашел на «Радио Свобода». Там в архиве мне показали все экземпляры «Умид» в идеальном состоянии. Самое любопытное, что номера газеты хранились в моем досье. Размах мониторинга, который вела «Свобода» по СССР, впечатлял.

Думаю, что нынешняя пражская редакция с той мюнхенской рядом не стоит.

Возвращаясь к тем дням январской трагедии, думаю, что это было слишком даже для Горбачёва. Конечно, он системно разваливал СССР. Уже в Тбилиси Горбачёв опробовал армию против народа (до этого организовывал межнациональную резню). В Баку операция «Армия против Народа» вышла на новый виток, многократно перекрыв Тбилиси по размаху погрома и жертвам. Смешно слушать, когда сегодня кто-то доказывает, что Горбачёв хотел «переформатировать» Союз: новый союзный договор и т.п. Разумеется, нет! Горбачёв сознательно разваливал Союз. Это была его миссия и Ельцин, разумеется, был большую часть времени его человеком. Только в самом конце, возможно, между ними возникло недоразумение и Горбачёву пришлось уйти.

Жертвы в Баку были последней платой, внесённой в «Фонд развала». Дальнейшая кровь — уже постсоветская.

Гейдар Джемаль

Leave a Reply