Повелитель Востока

.

Наблюдатель, который держит в фокусе своего внимания процессы, идущие в арабских странах, не преминет отметить, что революционный «февраль» (имея в виду историческую аналогию с Россией) завершился, оставив подавляющее большинство участников событий в состоянии активного разочарования.

В Йемене оппозиция, хоть и вынудила бежать раненого Абдуллу Салеха в Саудовскую Аравию, тем не менее пока не добилась падения его режима. В Тунисе основные «жирные коты», поднявшиеся в условиях неолиберального режима Зайн аль Абедина Бен Али, остались при делах. В Египте ситуацию контролирует маршал Тантауи, которого еще годы назад Мубарак прочил в свои преемники. Египет в этом перечислении ключевая страна, и как раз там миллионы людей обнаружили, что военная хунта намерена проводить политику «Мубарака без Мубарака». Штурм израильского посольства продемонстрировал и армии Египта, и всему миру, что за «февралем» может последовать «октябрь».

Сдержать ислам

Ближний Восток располагает колоссальным человеческим потенциалом, ориентированным сегодня на снос всех элементов системы, которая контролировала регион примерно с середины 60-х годов. С различными модификациями и приспособлениями, с неизбежной деградацией и сползанием в коррупцию регионом до последнего времени управляли арабские социалисты постнасеровского типа. Это идеология и выросшая на ней трансарабская бюрократия, уходящая своими корнями в сороковые годы прошлого столетия, сегодня полностью утратила какую бы то ни было привлекательность для масс. На повестке дня — политический ислам. И это больше всего беспокоит практически всех представителей системы, будь то Запад в широком смысле слова или его ставленники на местах. Потому что политический ислам означает в первую очередь ясные социально-политические задачи, понятные вне узкоконфессиональной интерпретации, что в результате предполагает взаимодействие ислама с протестными силами вне мусульманского мира. А этих протестных сил сегодня немерено, в первую очередь в нынешней кризисной Европе.

Вот откуда берется харизматическая фигура Эрдогана, человека, пришедшего к власти в Турции — одном из важнейших членов НАТО — в полном согласии с замыслом ключевой страны Запада — США.

Ошибаются те, кто думает, что цель американцев — создать «управляемый хаос», спровоцировать «эффект домино», перекроить политическую карту «большого Ближнего Востока» и т. п. Сами по себе это задачи бессмысленные, никуда не ведущие, для которых аналитикам приходится из пальца высасывать конспирологические оправдания. Реальная же цель предельно ясна: сдержать ислам в его «естественных границах», в зоне его цивилизационной доминации. Стратеги большой политики исходят из опыта Османского халифата. Да, было время, когда он пугал Европу и ставил вопрос о ее историческом будущем. Но последние 200 лет своего существования этот халифат был послушным инструментом в интригах, которые вели друг против друга Англия, Франция, Австро-Венгрия и Россия, к которым в последней четверти XIX века добавилась и Германия. У тогдашней Турции было два амплуа — защитницы народов Ближнего Востока от колониальной экспансии европейских великих держав и… «больного человека Европы». Кстати, это выражение свидетельствует, что тогдашняя Османская империя была допущена в Европу хотя бы в статусе «больного человека» — в отличие от нынешнего ЕС, который не желает видеть даже светскую и прозападную Турцию ни в каком статусе!

Цели истинные и мнимые

Эрдоган сегодня выполняет три главные задачи. Первая, которая очевидна всем и дает ему статус «покровителя мусульман», — окоротить вконец распоясавшихся израильтян. Как говорят сами турецкие политологи, «последние десять лет Израиль пытается растоптать не только международное право, к чему мир уже привык, но и законы физики, а так долго жить нельзя!»

Сегодняшняя игра Эрдогана на руку Обаме, который плотно зажат в угол еврейским лобби у себя дома. Первому черному президенту США приходится позорно отказываться от обещаний, сделанных во время его «культового» (по крайней мере так подавала американская пропаганда) визита в Каир. Тогда он заверял исламский мир, что палестинское государство состоится при его поддержке, а сегодня клянется Израилю и американским евреям в незыблемости американского вето на независимость Палестины.

Понятно, что премьер-министр Турции получает из Белого дома тайный сигнал о позволении делать то, что запрещено Юпитеру. Полное перефразирование известной латинской поговорки.

Тем самым реализуется вторая задача, поставленная перед Эрдоганом, — добиться широкого признания исламской и конкретно арабской «улицы» в качестве харизматического лидера, способного совершить то, на что уже никто после Насера не отваживался в течение полувека: бросить вызов сионистскому государству. Его визиты за пределы Турции, и в первую очередь в Египет, подтверждают реальность подобных амбиций. Встреча с маршалом Тантауи, перспектива турецко-египетского союза, визит к лидеру НПС Ливии Джалилю — все это шаги по выстраиванию «неоосманского» проекта, одновременно с намеком на отсечение от властной вертикали радикального политического ислама.

Это движение неожиданно получает поддержку со стороны саудовской династии, идущей на беспрецедентный шаг: принц Турки (знаменательно звучащее в данном случае имя!) пишет письмо в «Нью-Йорк Таймс», в котором предупреждает, что в случае вето на создание палестинского государства Америка потеряет Саудовскую Аравию. Угроза! Цель этого саудовского хода двоякая: с одной стороны, проявление соперничества с Турцией на ее собственной площадке — в конце концов, Саудовская Аравия с довоенных пор претендует на то, чтобы быть «исполняющим обязанности» халифата в отсутствие такового; с другой… Эрдоган и его партия давно поддерживают связи с аравийской монархией и на протяжении своей борьбы за власть в Анкаре получали от нее всяческую поддержку и подпитку. Эрдоган даже жил в Саудовской Аравии некоторое время.

Из всего этого следует перспектива решить и третью задачу, важнейшую для Эрдогана и стоящей за ним обамовской администрации. Новая «исламизирующаяся» Турция должна оттеснить на второй план Иран, который приобрел значение реального политического центра исламского мира, не получив при этом мандат у Запада — напротив, вопреки всем усилиям и всей агитации, которые система уже многие десятилетия направляет против Тегерана. Цель Эрдогана заключается в том, чтобы маргинализировать Ахмадинежада, не входя при этом в конфликт с Исламской Республикой, напротив, даже используя иранский военный ресурс в совместной борьбе против курдов.

Судьба Газы

Напрасно думают, что Иран изолирован от остального исламского мира официально доминирующим в нем шиитским мазхабом (теологической школой в исламе). Ситуация намного сложнее. Иран — это политическая и духовная антитеза Саудовской Аравии, которая до сих пор работала в тесном взаимодействии с США и Израилем, на каждом шагу предавая палестинцев, создавая подставные движения, осуществляя провокации, воспитывая на свои гранты и с помощью своих проповедников по всем странам исламского мира — от Филиппин до Черной Африки — поколения салафитов, которые неспособны к организованной политической борьбе против мировой системы и принципиально не могут формулировать исторические задачи, которые стали бы выражением реальных интересов протестной части человечества. В своей оппозиции этой раскольнической миссии Саудов Иран стал привлекателен и для политически ориентированных суннитов, примером чему является позиция ХАМАС и неконтролируемой Эр-Риядом части Ихванов. Вот это и вызывает страх ответственных проектировщиков западной политики. Палестинцы рассеяны по всему миру, они есть в каждой арабской стране. И они — политический авангард арабоязычной уммы, «соль земли», которую не могут лишить ее силы ни Израиль, ни саудовцы, ни либеральный Запад. Что если международная диаспора палестинцев сыграет в XXI веке ту же роль мобилизационного и интегрирующего фактора внутри мирового политического ислама, какую в свое время играли леворадикальные евреи в международном социалистическом движении?

Именно поэтому Эрдоган обещает отправиться на борту турецкого фрегата в Газу. Не только для того, чтобы унизить Израиль, и не только для того, чтобы стать новым Салах эд-дином, победителем крестоносцев, получив тем самым право превратиться из профанического премьера в сакрального наместника («халиф» переводится как «наместник»). Главное — это нейтрализовать ХАМАС, поставить полтора миллиона палестинцев Газы в моральную и политическую зависимость от Турции. Эта ничтожная по числу квадратных километров полоска земли, на которую обрушивается больше насилия, чем на какую бы то ни было другую территорию в течение уже многих десятилетий, — главная болевая точка мировой политики. Судьба Газы определяет вопросы войны и мира для нынешнего человечества, именно там решается судьба большого Ближнего Востока, а значит, и судьба всей современной глобальной цивилизации.

Эрдогану выделено весьма ограниченное историческое время, в течение которого он может попытаться воспользоваться обстоятельствами и стать «амиром» неоосманизма. Дело в том, что в самой Турции он стремительно утрачивает доверие как раз исламских сил (остальные и так против), в первую очередь молодежи. Молодежь не идет в его партию, она стихийно формирует сетевые структуры джамаатов, не контролируемых исчерпавшей себя игрой в электоральную парламентскую политику. Кроме того, знаменательно, что эрдогановская «Ак парти» даже не пытается вести работу среди молодежи, не создает поколение преемников, что разительно отличает нынешнюю практику от эпохи Эрбакана — духовного учителя нынешнего премьера.

Положим, это дальняя перспектива. А в ближней у Эрдогана тоже все достаточно зыбко. Исламский мир — это пространство, в котором достаточно много искушенных и серьезных людей, которых обмануть потруднее, чем деревенских приезжих на вокзале. Будет чересчур смело предполагать, что пара громких заявлений, дипломатический демарш с отзывом послов и даже рекламная поездка на борту военного корабля способны однозначно перевесить тридцатилетнюю работу Ирана — не для пиара, а абсолютно всерьез и с огромным риском — по поддержке Палестины и Ливана против Израиля, за которым всегда стоял весь Запад.

Гейдар Джемаль

Leave a Reply